Федеральный закон от 31 июля 1998 г. N 155-ФЗ “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации”

Пограничный режим служит исключительно интересам создания необходимых условий охраны Государственной границы и включает правила:

1) в пограничной зоне:

въезда (прохода), временного пребывания, передвижения лиц и транспортных средств;

хозяйственной, промысловой и иной деятельности, проведения массовых общественно-политических, культурных и других мероприятий в пределах пятикилометровой полосы местности вдоль Государственной границы на суше, морского побережья Российской Федерации, российских берегов пограничных рек, озер и иных водных объектов и на островах на указанных водных объектах, а также до рубежа инженерно-технических сооружений в случаях, если расположен за пределами пятикилометровой полосы местности;

(в ред. Федеральных законов от 24. 2002 N 178-ФЗ, от 07. 2005 N 15-ФЗ, от 14. 2008 N 118-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) в российской части вод пограничных рек, озер и иных водных объектов, во внутренних морских водах и в территориальном море Российской Федерации:

(в ред. Федерального закона от 14. 2008 N 118-ФЗ)

учета и содержания российских маломерных самоходных и несамоходных (надводных и подводных) судов (средств) и средств передвижения по льду, их плавания и передвижения по льду;

промысловой, исследовательской, изыскательской и иной деятельности.

(часть первая в ред. Федерального закона от 31. 1999 N 105-ФЗ)

Правила пограничного режима не применяются к судну под флагом иностранного государства, перевозящему пассажиров-туристов в целях посещений согласно расписанию одного или нескольких портов и (или) пунктов, не осуществляющему посадку или высадку других пассажиров, выгрузку (погрузку) грузов, за исключением погрузки припасов в портах, и имеющему разрешение на осуществление деятельности в сфере туризма, к пассажирам и к членам экипажа данного судна в случае захода в порты и (или) пункты, расположенные в районах внутренних морских вод и территориального моря Российской Федерации, прилегающих к территориям субъектов Российской Федерации, входящим в Арктическую зону Российской Федерации и (или) Дальневосточный федеральный округ, по перечню, утвержденному Правительством Российской Федерации в соответствии с законодательством о внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации.

(часть вторая введена Федеральным законом от 03. 2016 N 253-ФЗ; в ред. Федерального закона от 26. 2019 N 244-ФЗ)

Часть вторая исключена. – Федеральный закон от 31. 1999 N 105-ФЗ.

Установление иных правил пограничного режима не допускается. Всякое ограничение граждан в их правах и свободах допустимо только на основании и в порядке, предусмотренных законом.

Пограничная зона устанавливается в пределах территории поселений и межселенных территорий, прилегающих к Государственной границе на суше, морскому побережью Российской Федерации, российским берегам пограничных рек, озер и иных водных объектов, и в пределах территорий островов на указанных водных объектах. В пограничную зону по предложениям органов местного самоуправления поселений могут не включаться отдельные территории населенных пунктов поселений и санаториев, домов отдыха, других оздоровительных учреждений, учреждений (объектов) культуры, а также места массового отдыха, активного водопользования, отправления религиозных обрядов и иные места традиционного массового пребывания граждан. На въездах в пограничную зону устанавливаются предупреждающие знаки.

Исходя из характера отношений Российской Федерации с сопредельным государством на отдельных участках Государственной границы пограничная зона может не устанавливаться.

(в ред. Федерального закона от 10. 1994 N 23-ФЗ)

Пределы пограничной зоны определяются и изменяются, предупреждающие знаки устанавливаются решениями федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области безопасности.

В таком же порядке определяются и изменяются участки (районы) внутренних вод Российской Федерации, в пределах которых устанавливается пограничный режим.

(в ред. Федерального закона от 24. 2002 N 178-ФЗ)

Конкретное содержание, пространственные и временные пределы действия предусмотренных настоящим Законом правил пограничного режима, круг лиц, в отношении которых те или иные из указанных правил действуют, устанавливаются и отменяются решениями федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области безопасности, и подлежат опубликованию.

К материалу “Великобритания стремится к скорейшему разрешению конфликта с Ираном”

Территориальные воды (территориальное море) – это морской пояс, расположенный вдоль берега или непосредственно за внутренними морскими водами прибрежного государства и находящийся под его суверенитетом. Прибрежные установки и искусственные острова территориальных вод не имеют.

Граница территориальных вод смежных государств определяется международными договорами.

На территориальные воды, их поверхность и недра, воздушное пространство над ними распространяется суверенитет прибрежного государства.

Правовой режим территориальных вод (территориального моря) частично регулируется Конвенцией о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года, наиболее полно – Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, а также внутренним законодательством отдельных государств.

Конвенция ООН по морскому праву относит к территориальному морю прибрежную морскую полосу шириной не более 12 морских миль. Отсчёт территориальных вод происходит от линии наибольшего отлива (если берег имеет спокойные очертания), либо от границ внутренних вод, либо от так называемых базисных линий (воображаемых прямых линий, соединяющих выступы берега в море, если побережье глубоко изрезано, извилисто или если вблизи берега есть цепь островов).

Линии разграничения территориальных вод с соседними или противолежащими государствами и внешняя граница территориальных вод служат государственной границей прибрежного государства.

Несмотря на то, что международное право не допускает расширения территориальных вод за пределы 12 морских миль,  национальное законодательство отдельных стран часто устанавливает свой размер территориальных вод, например США – 6 миль, некоторые страны Африки – 24 мили, страны Южной Америки – до 200 миль, некоторые государства в одностороннем порядке установили более широкие территориальные воды (например, Бразилия, Перу, Сьерра-Леоне, Уругвай, Эквадор и др.

Пределы и правовой режим территориальных вод (территориального моря) России определен Федеральным законом РФ 1998 г. “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне РФ” и Законом РФ 1993 г. “О Государственной границе РФ”. Любая деятельность физических и юридических лиц в иностранных территориальных водах может производиться лишь с согласия прибрежного государства. Однако объем суверенных прав прибрежного государства в территориальном море несколько уже, чем во внутренних водах. Из объема правомочий государства устанавливается исключение – право мирного прохода. Невоенные суда всех государств пользуются правом мирного прохода через территориальное море. При этом под проходом понимается плавание через территориальное море с целями пересечь это море, не заходя во внутренние воды или не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод, пройти во внутренние воды или выйти из них, или стать на рейде или у портового сооружения (ст. 18 Конвенции 1982 г.

“Проход является мирным, если только им не нарушается мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства” (ст. 19 Конвенции 1982 г.

Проход признается нарушающим “мир, добрый порядок и безопасность прибрежного государства, если судно осуществляет:

– угрозы силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства или каким-либо другим образом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН;

– любые маневры или учения с оружием любого вида;

– любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности прибрежного государства;

– любой акт пропаганды, имеющей целью посягательство на оборону или безопасность прибрежного государства;

– подъем в воздух, посадку или принятие на борт любого летательного аппарата;

– подъем в воздух, посадку или принятие на борт любого военного устройства;

– погрузку или выгрузку любого товара или валюты, посадку или высадку любого лица вопреки таможенным, фискальным, иммиграционным или санитарным законам и правилам прибрежного государства.

Запрещается осуществление иностранными судами морского промысла, гидрографических работ и исследований в территориальных водах большинства государств (при отсутствии специального соглашения).

В соответствии с международными договорами и принятой практикой прибрежное государство в определенных случаях может осуществлять на борту иностранного судна уголовную и гражданскую юрисдикцию. Эти случаи строго оговорены и допускают вмешательство прибрежного государства, когда совершенное деяние распространяется на прибрежное государство и связано с ним, когда характер этого деяния нарушает спокойствие в стране или территориальном море, когда капитан судна, дипломатический или консульский представитель обратился с просьбой об оказании помощи.

Прибрежное государство не должно останавливать иностранное судно, проходящее через территориальные воды (территориальное море), или изменять его курс с целью осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находящегося на борту судна, но может применять меры взыскания или арест по любому гражданскому делу в том случае, когда гражданское обязательство возникло в силу самого прохода через территориальные воды (территориальное море) (например, судно повредило навигационное оборудование – буи, знаки и т. , осуществляло загрязнение). Территориальные воды (территориальное море) устанавливаются и вокруг островов.

Прибрежное государство имеет также связанную с этими правами юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований, защиты и сохранения морской среды. Права прибрежного государства здесь не вытекают из его суверенитета, а предоставлены ему в результате международной договоренности и имеют конвенционный характер.

За последние годы отмечались сразу три юбилея, связанные с Антарктикой. В 2019 г. – 60 лет с подписания в Вашингтоне 1 декабря 1959 г. Договора об Антарктике; в 2020 г. – 200 лет с момента открытия Антарктиды экспедицией под руководством Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева, а 23 июня 2021 г. – 60 лет со вступления Договора об Антарктике в законную силу. По мнению многих экспертов, Система Договора об Антарктике (здесь и далее СДА1) – один из «режимов-долгожителей» в области сотрудничества и кооперации. Оптимисты уверены, что Система справится с новыми вызовами и угрозами, так как за прошедшие десятилетия в ее рамках наработан значительный запас прочности и адаптивности. Умеренные пессимисты акцентируют внимание на том, что «заморозка» тех или иных видов деятельности в Антарктике не может быть вечной, так как освоение и эксплуатация пространств и ресурсов материка и его акваторий – лишь отложенный на определенное время вопрос, и государства-участники обязательно к нему вернутся. Нельзя не согласиться как с первой, так и со второй точками зрения. СДА на деле показала свою устойчивость, однако она достаточно хрупка и зависит от общего уровня взаимоотношений между странами-членами, а также их политических и иных амбиций. Так, в рамках СДА существует масса нерешенных правовых вопросов. Страны, которые претендуют на владение территорией материка, продолжают отстаивать свои позиции на высоком государственном уровне. Цель настоящей публикации – кратко осветить тот круг проблем и вопросов, которые существуют в рамках СДА.

Роль и значение Договора об Антарктике

Срок действия Договора 1959 года и его возможный пересмотр

Договор об Антарктике – достаточно прочная правовая конструкция, которая выдержала испытание временем. Срок его действия никак не ограничен. Тем не менее, будущее данного соглашения целиком и полностью зависит от позиции государств, которые заложили основу данной системы и обладают правом совещательного голоса (т. консультативные стороны2). Лишь они могут, в частности, инициировать созыв новой конференции для рассмотрения вопроса о том, как действует Договор, а также предлагать те или иные изменения или же поправки к нему. Неслучайно в недавнем заявлении глава российского МИДа сделал особый акцент на необходимости «бережно относиться к любым идеям каким-то образом модифицировать согласованный Договором режим»3.

Наиболее острый вопрос на сегодня – действующий в рамках Протокола об охране окружающей среды к Договору об Антарктике от 4 октября 1991 г. Мадридский протокол) запрет на любую деятельность, связанную с минеральными ресурсами (за исключением научных исследований (ст. По истечении 50-летнего периода со вступления его в силу в 1998 г. (к 2048 г. ) любая из консультативных сторон может потребовать созвать новую конференцию по вопросу действия Протокола с целью внести в него изменения и поправки (ст. 25(2)). Однако пересмотр положений ст. 7 возможен лишь в случае вступления в силу юридически обязательного режима освоения минеральных ресурсов Антарктики (ст. 25(5)(а))4.

В связи с утверждением в рамках Мадридского протокола 50-летнего моратория на разработку минеральных ресурсов Антарктики появилось очень много спекуляций. Прежде всего они касаются ложного утверждения о том, что действие всей СДА будет прекращено с 2041 г. (50 лет с подписания Мадридского протокола) или с 2048 г. (50 лет с его вступления в силу). Второе некорректное утверждение состоит том, что к тому времени ограничение на разработку минеральных ресурсов будет обязательно снято. Такой вариант действительно возможен, но при соблюдении двух условий: разработка и принятие единого режима их разведки и разработки и согласие 3/4 консультативных сторон с необходимостью отменить ст.

Тем не менее вполне возможно предположить, что именно положения данной конвенции лягут в основу будущего режима. Однако основные проблемы останутся прежними: как найти компромисс между интересами государств, которые претендуют на суверенитет в Антарктике, и странами, которые не признают территориальные притязания – а также обеспечить принятие режима всем международным сообществом. Очевидно, что большая часть развивающихся стран не способны принимать участие в извлечении антарктических минеральных ресурсов, а ориентация будущего соглашения на учет именно их интересов вряд ли устроит развитые страны.

Применимость концепции ОНЧ к Антарктике

Проблема согласования интересов развитых и развивающихся государств существует в рамках СДА уже не одно десятилетие. Еще в 1983 г. целый ряд стран под эгидой Малайзии выступали за применение к Антарктике концепции общего наследия человечества (ОНЧ).

Данная правовая концепция в «усеченном» виде появилась в Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г. Впервые ее полностью инкорпорировали в текст Соглашения по Луне (1979 г. ), где было указано, что «Луна и ее природные ресурсы являются общим наследием человечества» (ст. 11(1)). Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. (Конвенция 1982 г. ) закрепила положение, согласно которому «район дна морей и океанов и его недра за пределами действия национальной юрисдикции, а также его ресурсы являются общим наследием человечества, разведка и разработка которых осуществляются на благо всего человечества, независимо от географического положения государств» (Преамбула).

Безусловно, пока Россия рассматривает ресурсный потенциал Антарктики как отложенный-стратегический и не отказывается от своей позиции относительно возможности высказывать претензии, интернационализация режима не отвечает ее национальным приоритетам. Однако в случае, если российские интересы в Антарктике будут игнорировать и в регионе начнется новая «большая игра», возрождение идеи ОНЧ и международного управления может оказаться меньшим из зол по сравнению с проигрышем в антарктической битве.

Морские зоны суверенитета, суверенных прав и юрисдикции

Действия стран, которые имеют правопритязания в регионе, не ограничиваются только территорией материка – они напрямую касаются и прилегающих морских районов. Данные государства полноценно участвуют в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. , то есть они претендуют на формирование всех предписанных ею морских зон, на которые бы распространялся бы их суверенитет, суверенные права и юрисдикция – внутренних вод, территориального моря (ТМ), прилежащей и исключительной экономической (ИЭЗ) зон, а также режима континентального шельфа (КШ).

Формирование таких зон де-факто означает, что данные государства, во-первых, считают себя полноценными «прибрежными странами», а во-вторых, рассматривают территории, на которые они претендуют, как находящиеся под их полным государственным суверенитетом. Правовой принцип «land dominates the sea» означает, что морские зоны государства могут быть сформированы от его побережья вглубь моря только от территории, которая находится под его полным суверенитетом. Соответственно, данный процесс – новый вид практических шагов по укреплению тех или иных государственных правопритязаний на территорию Антарктиды, что напрямую противоречит положениям Договора 1959 г. (ст. IV).

Ситуация осложняется целым рядом правовых обстоятельств.

Во-вторых, в соответствии с решением Международного Суда ООН по делу о континентальном шельфе Северного моря 1969 г. было установлено, что право прибрежного государства на соответствующие районы морского дна и недр основаны на его суверенитете над сухопутной территорией, естественное продолжение которой и есть КШ6. Права государства на КШ существуют ipso facto (в силу суверенитета над сухопутной территорией) и ab initio (т. с самого начала).

Vidas Kaye, Rothwell

Внешние границы континентального шельфа

Формирование морских зон вокруг Антарктиды привело также к тому, что некоторые государства не только заявили об установлении режима КШ, но и представили свои правопритязания в Комиссию по границам континентального шельфа (КГКШ) на так называемый расширенный КШ за пределами 200-мильного лимита от исходных линий (пока не проведенных) в рамках ст. 76 Конвенции 1982 г. Австралия стала первой такой страной, подав соответствующую заявку 15 ноября 2004 г. В ноте была отдельно отмечена позиция о том, что Австралия признает наличие у Антарктики своего КШ, но она попросит Комиссию не принимать пока каких-либо решений в его отношении7. Такую же стратегию выбрала и Норвегия (в данном случае – шельфа Земли Королевы Мод8).

Другие страны избрали путь подачи частичных представлений. Так, Новая Зеландия в своей заявке не затронула вопрос о внешних границах КШ вокруг Антарктиды, но заявила о правах на него вне зависимости от сделанных заявлений и деклараций, а также о возможности подготовить свою заявку в его отношении в будущем9.

Великобритания в своем частичном представлении относительно о. Вознесения отдельно указала на то, что вокруг Антарктиды существует КШ, протяженность которого пока не определена, но другие государства могут в последующем представить свои заявки в его отношении10. В другой британской заявке о Фолклендских островах, о. Южная Георгия и Южных Сандвичевых островах видно, что внешние границы КШ двух последних пересекают границу действия Договора 1959 г11.

Франция, подавая свою частичную заявку в отношении французских Антильских островов и о. Кергелен, отдельно отметила, что права на КШ не зависят от каких-либо выраженных деклараций и заявлений и существуют изначально, и что она может включить в свою заявку примыкающие к Антарктике участки КШ позднее12.

Аргентина в своем представлении избрала третью стратегию: она включила в заявку данные по своим антарктическим территориям и не стала просить КГКШ их не рассматривать, как поступили Австралия и Норвегия. Аргентина лишь заявила о том, что между ней и Великобританией существует спор относительно государственной принадлежности Мальвинских (Фолклендских) островов, острова Южная Георгия и Южных Сандвичевых островов, которые в свою очередь имеют собственный КШ13. Данное заявление Аргентина сделала не случайно: согласно правилам процедуры КГКШ, «при наличии территориального или морского спора Комиссия не рассматривает и не оценивает представление, делаемое каким-либо из государств, затрагиваемых спором» (Приложение I)14. Таким образом, Аргентина, подтвердив наличие спора с Великобританией о суверенитете над вышеперечисленными островами, поставила КГКШ в зависимость от того, как будет урегулирован этот спор между странами.

Чили в 2009 г. , представив предварительную информацию по внешним границам своего КШ, уведомила КГКШ о своем намерении подать официальную заявку. Одновременно было заявлено, что относительно шельфа Чилийской антарктической территории Комиссию уведомят позднее надлежащим образом15.

Реакция на представления государств-претендентов в КГКШ была прогнозируемой: США, Россия, Япония, Франция, Голландия, Германия, Индия сделали практически идентичные заявления о том, что они не признают какие-либо претензии в отношении территорий, расположенных в зоне действия Договора 1959 г. Они также подчеркнули, что предъявление таких претензий каким-либо государством не создает прав в отношении морского дна и его недр в районах, прилегающих к Антарктике.

Континентальный шельф островов

В рамках ст. 121 «Режим островов» Конвенции 1982 г. острова (в отличие от скал) приравнивают к сухопутной территории и наделяют всем набором прав по формированию морских зон суверенитета, суверенных прав и юрисдикции, включая возможность установления внешних границ КШ за пределами 200-мильной границы от исходных линий.

Так, например, как уже отмечалось выше, спорные острова – Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова – своими внешними границами КШ напрямую вторгаются в сферу действия Договора об Антарктике. Австралия в своей комплексной заявке претендовала на то, что группа ее островов – остров Херд, острова Макдональд16 и остров Маккуори17 – внешними границами своих КШ пересекают 60° южной широты.

Возникает определенное противоречие: насколько это коррелирует с нормами и положениями СДА, и должно ли прибрежное государство ограничить свою юрисдикцию в отношении КШ там, где она он простирается южнее 60 параллели южной широты?

С другой точки зрения, на которой прежде всего настаивала Австралия, наличие островов, которые обладают правом на КШ – в том числе за пределами 200-мильного лимита от исходных линий – вопрос исключительно географии, а не международного права. Такую позицию в целом поддержало международное сообщество, т. КГКШ в своих рекомендациях относительно представления Австралии согласилась с ее доводами о внешних границах КШ островов Херд, Макдональд и Маккуори18. Кроме того, ни одно государство не выступило со своими замечаниями в отношении заявок Великобритании и Австралии применительно к субантарктическим островам.

Федеральный закон от 31 июля 1998 г. N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации"

Федеральный закон от 31 июля 1998 г. N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации"

Подпись к рисунку/медиа

Рис. Применение положений ст. 76 Конвенции 1982 г. с целью определения внешних границ континентального шельфа за пределами 200-миль от исходных линий в отношении материковой части Антарктики и субантарктических о-вов, находящихся вне зоны действия Договора об Антарктике. Figure 1. Application of the provisions of Article 76 of the 1982 Convention to determine the outer limits of the continental shelf beyond 200 miles from the baselines in respect of the Antarctic mainland and sub-Antarctic islands outside the Antarctic Treaty Area.

Антарктика и Международный орган по морскому дну (МОМД)

Попытки стран-претендентов установить режим КШ и определить его внешние границы вновь ставят вопрос о том, какую роль в рамках СДА может играть Международный орган по морскому дну (МОМД), в компетенции которого, согласно нормам и положениям Конвенции 1982 г. , находится контроль за режимом разведки и разработки глубоководных ресурсов Мирового океана. Наличие за пределами КШ глубоководных районов признали еще в рамках упомянутой выше Конвенции по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 г. , которая не была принята (ст. 5(2)-5(3)).

СДА можно назвать прочной правовой конструкцией, однако международное морское право с подписания Договора 1959 г. развивалось настолько стремительно, что сейчас нормы и положения ее ключевого документа – Конвенции 1982 г. – представляют определенный вызов для устойчивости всей антарктической конструкции. Страны-претенденты в целом максимально заинтересованы в том, чтобы разделить правовой режим Антарктики на две составляющие: 1) правовой режим материка Антарктиды; 2) правовой режим Южного океана, к которому в полной мере были бы применимы нормы и положения Конвенции 1982 г.

Если данную модель поддержат другие участники СДА, можно ожидать, что именно Южный океан станет новым местом притяжения интересов и противоречий между теми или иными странами – прежде всего между государствами, которые стремятся добиться разграничения смежных морских пространств, сформировать здесь морские зоны суверенитета и юрисдикции, а также расширить протяженность своего КШ. Такое развитие событий, безусловно, будет новым тестом для СДА, а также для всего международного морского права в целом.

Дальнейшее развитие событий во многом будет зависеть от позиции двух стран – США и РФ, которые на сегодняшний выступают единым фронтом против любых правопритязаний в Антарктике, оставляя за собой право выдвинуть собственные претензии в любое время.

Законопроект о последствиях делимитации границы Каспия внесен в Госдуму

Москва,
28 сентября 2021, 11:43 — REGNUM Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект об изменениях в связи с ратификацией Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, передает корреспондент ИА REGNUM 28 сентября.

Каспийское море. Снимок из космоса

Изменения направлены на включение ряда норм конвенции в некоторые федеральные законы с целью ее последующей беспрепятственной имплементации в частях акватории Каспийского моря, на которые после вступления международного договора в силу, соответственно, будут распространяться суверенитет, суверенные права и юрисдикция Российской Федерации, отметили авторы инициативы.

В частности, предлагается дополнить важным положением о том, что прохождение государственной границы на Каспийском море устанавливается по внешней границе территориальных вод.

Большинство существенных изменений вносится в федеральный закон «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации». Это, прежде всего, относится к раскрытию правового содержания понятий внутренних вод и территориальных вод Российской Федерации в Каспийском море, особенностей их правовых режимов.

Согласно конвенции, делимитация в Каспийском море проводится с учетом общепризнанных в международном праве норм и принципов, однако имеются свои особенности. Акватория Каспия разграничивается на внутренние воды, территориальные воды, рыболовные зоны и общее водное пространство, правовой режим которых российским законодательством не регламентирован.

Территориальное разделение акватории Каспия, экология и энергетика. Касается России, Казахстана, Азербайджана, Туркмении и Ирана. В этих вопросах среди регионов России касается Астраханской области, Калмыкии и Дагестана

Вопросы:
1. Сферы действия МП. Территория и МП. Правовой режим Арктики и Антарктики. Государственная граница: понятие, правовое
регулирование. • 5. Способы установления государственной границы. • 6. Приграничные зоны: правовой режим. • 7. Взаимодействие международного и
внутригосударственного права.

• 1. Сферы действия МП. • Сфера действия МП – средства применения
международно-правовых средств и способов воздействия
на объект международно-правового регулирования. • 1. Субъектная сфера действия МП – (государства; нации,
борющиеся за независимость; международные
организации). • 2. Объектная сфера действия МП (международные
отношения). • 3. Пространственная сфера действия МП (воздушное
пространство, водное пространство, космическое
пространство).

• 2. Территория и МП. • Территория ( в широком смысле) – вся планета земля
с ее сухопутной и водной поверхностью, недрами,
воздушным пространством – среда обитания и
материальная база существования земной
цивилизации, а также космическое пространство,
окружающее Землю, Луна и другие небесные тела
Правовые режимы территорий:
• Территории с международно-правовым режимом
• Государственные территории
• Территории со смешанным режимом

• Государственная территория:
-сухопутная территория (поверхность суши),
включая острова, анклавы;
– водная территория (внутренние воды и
территориальное море);
– земные недра;
– воздушное пространство, расположенное над
перечисленными пространствами.

• Территориальное море представляют собой водное
пространство шириной не более 12 морских миль,
отсчитываемых от исходной линии территориального
моря. На территориальные воды, их поверхность, а
также недра и воздушное пространство над ними
распространяется суверенитет прибрежного
государства. Правовой режим устанавливается
национальным законодательством, но суда всех стран
пользуются правом мирного прохода.

• 2. Территории со смешанным правовым режимом
• Пространства со смешанным правовым режимом –
это территории, находящиеся под суверенитетом или
юрисдикцией определенного государства, но которые
открыты для использования другими государствами в
соответствии с международными договорами. • К ним относятся:
• Прилежащая зона;
• Исключительная экономическая зона;
• Континентальный шельф.

• Прилежащая зона представляет собой часть морского
пространства, прилегающего к территориальному морю,
внешняя граница которого не превышает 24 морских миль
от исходной линии территориального моря. В прилежащей
зоне прибрежное государство может осуществлять
контроль для предотвращения нарушений или наказания за
нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных
или санитарных законов и правил – статья 33 Конвенции
1982 г. • Исключительная экономическая зона представляет
собой часть морского пространства, находящаяся за
пределами территориального моря и примыкающая к нему. Внешняя граница исключительной экономической зоны не
может превышать 200 морских миль от исходной линии
территориального моря.

• 3. Территории с международным режимом. • Территории с международным режимом – лежащие
за пределами государственных территорий земные
пространства, которые не принадлежат ни одному
государству в отдельности, а находятся в общем
пользовании в соответствии с международным
правом (нейтральные воды, Арктика, Антарктика,
глубоководное морское дно, воздушное пространство,
космическое пространство).

• Правовой статус Антарктики определен Договором об Антарктике
1959 г. , а также рядом иных международно-правовых актов,
составляющих Систему Договора об Антарктике (СДА) Договор
стал первым международно-правовым актом, провозгласившим
отдельный регион планеты зоной мира, свободной от ядерного и
других видов оружия, территорией, где запрещена любая военная
деятельность, все территориальные претензии также заморожены до
конца срока действия Договора. Согласно положениям Договора
1959 г. , государства-участники для разработки и принятия мер,
решений и рекомендаций по эффективному осуществлению целей и
принципов Договора регулярно созывают Консультативные
совещания по Договору об Антарктике (КСДА). Таким образом,
КСДА является главным органом системы Договора, механизмом
реализации особого международно-правового режима Антарктики.

• Арктика – часть земного шара, ограниченная Северным
полярным кругом и включающая в себя окраины
материков Евразия и Северная Америка, а также Северный
Ледовитый Океан. Территория Арктики поделена между
США, Канадой, Данией, Норвегией и Россией на полярные
сектора. Согласно концепции полярных секторов все земли
и острова, находящиеся к северу от арктического
побережья соответствующего приполярного государства в
пределах сектора, образованного этим побережьем и
сходящимся в точке Северного полюса меридианами,
считаются входящими в территорию данного государства. Боковые границы полярных секторов не являются
государственными границами.

• Государственные границы — сухопутные и водные
между государствами — устанавливаются по соглашению,
воздушные и границы недр — являются производными от
первых двух; границу территориальных вод,
примыкающих к открытым водным пространствам,
государство устанавливает самостоятельно. В качестве
средства установления государственной границы
используются:
• 1) делимитация — договорное определение направления и
положения границы с описанием и нанесением ее на карту;
• 2) демаркация — установление госграницы на местности. Ее осуществляют смешанные комиссии приграничных
государств путем сооружения пограничных знаков. О
проделанной работе комиссия составляет обстоятельный
протокол (обстоятельный — в смысле как подробностей,
так и указания существенных обстоятельств, характерных
для тех или иных участков границы).

• Изменение границы или ее режима возможно только на
основе специального соглашения. В приграничных
районах государства на своей территории свободны
устанавливать необходимый пограничный режим. Такая
свобода, однако, ограничивается принципом ненанесения
ущерба соседней стороне: скажем, нельзя допускать
работы, которые могут изменить уровень или русло
пограничных рек или привести к их загрязнению. Вопросы, относящиеся к плаванию по пограничным рекам
(озерам) или иному их народнохозяйственному
использованию, решаются по соглашению. • Пограничная полоса обычно устанавливается шириной не
более 2—5 км. Проблемы, возникающие в связи с
госграницей, решаются особо назначаемыми
уполномоченными (комиссарами). Режим государственной
границы России установлен Законом от 1 апреля 1993 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *