Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации” (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

Прилежащая зона — это морской пояс, примыкающий к территориальному морю, в котором прибрежное государство имеет ограниченные полномочия, главным образом административного характера, предназначенные для обеспечения соблюдения таможенных, налоговых, санитарных и иммиграционных законов и правил этого государства. Хотя концепция прилежащей зоны имеет сравнительно недавнее происхождение, в настоящее время она прочно закрепилась в международном праве. Правовой режим прилежащей зоны, установленный Конвенцией по морскому праву 1982 года, несколько сузил режим, основанный на обычном праве.

ОписаниеПравить

Общая площадь шельфов составляет около 32 миллионов км². Наиболее обширен шельф у северной окраины Евразии, где его ширина достигает 1,5 тыс. километров, а также в Беринговом море, Гудзоновом заливе, Южно-Китайском море, у северного побережья Австралии.

Четыре патрульных корабля морской полиции Китая вошли в прибрежную зону островов Сенкаку в Восточно-Китайском море, которые контролируются Японией. Об этом сообщает телеканал NHK.

Корабли находятся в зоне, которую Япония считает своими территориальными водами, уже несколько часов. Японская береговая охрана уже направила несколько предупреждений с требованиями покинуть зону, однако каких-либо других действий пока не предпринимает.

Китайские корабли с частотой раз в несколько месяцев демонстративно заходят в прибрежную зону у островов Сенкаку и проводят там по несколько часов, после чего возвращаются в нейтральные воды. До сих пор это не приводило к вооруженным инцидентам.

12 мая в Токио состоялся саммит Япония-ЕС, в заявлении по итогам которого выражалась озабоченность усилением активности китайских военных в Восточно-Китайском море, в том числе у Сенкаку. В ответ МИД Китая заявил, что острова являются неотъемлемой частью страны.

Статья 2. Определение и границы территориального моря Российской Федерации

Территориальное море Российской Федерации (далее – территориальное море) – примыкающий к сухопутной территории или к внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, указанных в статье 4 настоящего Федерального закона.

Иная ширина территориального моря может быть установлена в соответствии со статьей 3 настоящего Федерального закона.

Определение территориального моря применяется также ко всем островам Российской Федерации.

Внешняя граница территориального моря является Государственной границей Российской Федерации.

Внутренней границей территориального моря являются исходные линии, от которых отмеряется ширина территориального моря.

На территориальное море, воздушное пространство над ним, а также на дно территориального моря и его недра распространяется суверенитет Российской Федерации с признанием права мирного прохода иностранных судов через территориальное море.

Статья 1. Определение и границы внутренних морских вод Российской Федерации

Внутренние морские воды Российской Федерации (далее – внутренние морские воды) – воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря Российской Федерации.

Внутренние морские воды являются составной частью территории Российской Федерации.

К внутренним морским водам относятся воды:

портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других постоянных сооружений портов;

заливов, бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили;

заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов с шириной входа в них более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации и публикуется в “Извещениях мореплавателям”.

Объединенный военный комитет морских страховщиков из Ассоциации рынка Ллойдс (LMA) вчера выпустил новый циркуляр, где опубликован обновленный список территориальных зон, где существует угроза военных действий, пиратства, терроризма и другие опасности.

В том числе обновления коснулись территориальных вод России.

Согласно документу, изменения также коснулись внутренних вод России в пределах следующих районов:

  • Крымский полуостров;
  • река Дон от Азовского моря до вертикальной линии на 41°E;
  • река Донец от реки Дон до границы с Украиной.

«Время от времени Комитет обновляет и распространяет список зон, о заходе в которые судовладельцы обязаны уведомлять страховщиков. Внесение тех или иных зон в список является предпосылкой для индивидуального пересмотра условий договоров страхования между страхователями и их брокерами или страховщиками», – рассказал ранее в эфире телеканала «Россия-24» президент Российской ассоциации морского права (RUMLA) Константин Краснокутский.

Напомним, в феврале LMA внес украинские и российские воды Черного и Азовского морей в список зон повышенных военных рисков.

«Это первый случай, когда объявляют военную зону не в связи с реальной степенью опасности. Это нечто новое, нечто вроде географических санкций», – отметили источники SeaNews.

Joint Committee Circular

Линия, которая отделяет одно государство от другого, называется государственной границей. Она устанавливается по соглашению между этими странами.

На политических картах государственные границы чаще всего изображаются с помощью прерывистой или штрихпунктирной линий.

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

Рис. (1). Виды границ государства

Странам принадлежит не только суша, но и внутренние воды, и воздушное пространство. Линию морских границ на картах обычно не показывают, хотя по международным соглашениям странам, имеющим выход к морю, принадлежат территориальные воды.

Территориальные воды — прибрежная морская территория, которая примыкает к суше, длиной (12) миль от берега ((22,2) км, (1) морская миля составляет (1,85) км).

За пределами этой территории воды считаются нейтральными. Но существуют на море ещё и экономические зоны, в которых можно вести добычу полезных ископаемых, ловить рыбу, проводить научные исследования.

Экономическая зона — водное пространство за пределами территориальных вод (около (200) миль — (370) км). Экономическая зона России составляет более (4) млн км².

Другие страны могут здесь только проводить линии связи и трубопроводы, осуществлять авиаперелёты и судоходство.

Согласно Конвенции ООН, если материковый шельф продолжается за пределами экономической зоны, он может быть использован страной для добычи полезных ископаемых и рыбной ловли.

Воздушное пространство государства — воздушное пространство высотой до (100) км над территорией независимого государства и его территориальными водами.

Континентальный шельф Российской Федерации (также называемый Российский континентальный шельф) геологически определяется как весь континентальный шельф, примыкающий к побережью России. В международном же праве Конвенция ООН по морскому праву более узко определяет протяжённость шельфа как океанское дно и недра подводных районов, которые находятся под суверенитетом России.

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

Рельеф дна Северного ледовитого океана

Шельф Сибири в Северном Ледовитом океане является самым крупным (и наименее изученным) из шельфов, регион имеет стратегическое значение из-за запасов нефти и природного газа. Другие части российского шельфа, как правило, названы в честь соответствующих морей: Баренцевоморский шельф (шельф Баренцева моря), Чукотский шельф (шельф Чукотского моря) и др. За исключением внутренних морей России, эти шельфы используются совместно с другими странами, которые соседствуют на соответствующих морях. Например, шельф Чукотского моря разделён между Россией и США, в соответствии с Соглашением между СССР и США о линии разграничения морских пространств 1990 года.

Историческое развитие правовых норм.

В прошлом лишь незначительное число стран имели непосредственный интерес к Мировому океану. В XVI и XVII веках такие государства, как Испания, Португалия и Англия, претендовали на территориальный суверенитет над обширными районами Мирового океана, главным образом с целью монополизации рыболовства, торговли и коммуникации. Как реакция на концепцию территориального суверенитета, Гуго Гроций в своей работе Mare Liberum (1609) провозгласил принцип «свободы морей», который в целом признавался действительным в течении трех последующих столетий. Таким образом, с той поры продолжается состязание между государствами, заявляющими об необходимости установления господства над морскими пространствам, и государствами, выступающими против подобных претензий.

Даже в то время признавалось, что каждое прибрежное государство для своей защиты имеет право распоряжаться определенными районами примыкающего к его берегу моря. Таким образом, с самого начала развития морского права мировым сообществом была признана необходимость защиты разумных интересов прибрежных государств и с этой целью им разрешалось расширить свои границы на установленное расстояние в сторону моря. Даже Гуго Гроций допускал, что принцип «свободы морей» не должен применяться к морским пространствам, примыкающим к берегу.

Ключевой момент дискуссии был связан с шириной морского пояса, находящегося под контролем прибрежного государства, называемого территориальным морем. Поскольку расширение государственной границы в сторону моря обуславливалось принципом защиты, его величина соответствовала дальности стрельбы береговой артиллерии. Дальность стрельбы в то время, когда данная норма была сформулирована Бинкершоком, равнялось одной морской лиге или трем морскими милями. Ввиду того, что правило о трехмильной ширине являлось лучшим компромиссным решение между прибрежными государствами и мировым сообществом, оно к 1900 году было признано и принято большинством государств, претендующих на территориальное море. Некоторые государства и ученые даже стали рассматривать его в качестве нормы международного обычного права. Однако, как в доктрине, так и в практике не существовало единого мнения. Публицисты и государства часто расходились в своих взглядах относительно пределов территориального моря. Требования по расширению территориального моря стали раздаваться все настойчивее, особенно после 1914 года.

Следует отметить, что на ЮНКЛОС I многие государства безуспешно требовали признания расширения территориального моря на 12 миль. На ЮНКЛОС II в 1960 году компромиссное предложение о расширении территориального моря до шести миль с исключительной рыболовной зоной еще на шесть миль принять не удалось. Впоследствии все большее число государств расширило свои территориальные моря до 12 миль, и консенсус мирового сообщества сместился к этой позиции. Однако к началу ЮНКЛОС III в 1973 году проблема оставалась неразрешенной. В ходе предварительных обсуждений в Комитете по морскому дну, подготавливавшего почву для конференции, стало очевидно, что государства готовы принять двенадцатимильную ширину при условии удовлетворительного решения проблем, связанных с прохождением иностранных судов через территориальное море и проливы, используемые для международного судоходства. По мере работы конференции на основе компромиссов вопрос о широте территориального моря был решен. Согласно новой Конвенции по морскому праву 1982 года максимально допустимая ширина территориального моря устанавливается равной двенадцати морских миль.

Методы делимитации.

Как только ширина территориального моря была урегулирована, появился следующий вопрос: с использованием каких методов следует ее измерять. Установление отправной точки на берегу там, где граница между сушей морем четко определяется, затруднений не вызывает. Исходная линия в самом простом случае – это линия наибольшего отлива, следующая за изгибами побережья. Однако трудности возникают тогда, когда берег окружен островами либо изрезан отмелями или скалами.

Исторически отметка уровня малой воды была отправной точкой, от которой отмеряется ширина территориального моря. Данный вопрос подробно рассматривался в Международном суде (МС) в деле о рыболовстве (Великобритания против Норвегии, 1951). Большое внимание в указанном деле было отведено вопросу: является ли метод делимитации прямыми базисными линиями, применяемый Норвегией для определения внешней границы участка его территориального моря, действительным в международном праве. Суд одобрил традиционную технику использования отметки для определения ширины территориального моря, но ему пришлось решать: соответствует ли искомая отметка отметке уровня малой воды материка или «skjaergaard» (норвежский термин, охватывающий многочисленные острова, островки, скалы и рифы). Поскольку skjaergaard был просто продолжением норвежского материка, Суд постановил, что при делимитации пояса норвежских территориальных вод в качестве базисной линии допускается принять внешнюю линию skjaergaard. Суд отметил, что данное решение было «продиктовано географическими реальностями» и, кроме того, в расчет принимались «особые экономические интересы данного района, реальность и значение которых доказаны их длительным осуществлением». Данное дело вызвало значительное количество негативных комментариев. Его результаты нашли свое отражение в Конвенции о территориальном море 1958 года.

Нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря по-прежнему считалась линия наибольшего отлива вдоль берега, и эта норма была закреплена в ст. 3 Конвенции 1958 года. От данного положения возможно отступление «в местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов» (ст. В таких случаях «может применяться метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие пункты». В статье 4. 4 Конвенции добавлен критерий, изначально сформулированный в деле о рыболовстве, то есть возможность учитывать «особые экономические интересы данного района, реальность и значение которых доказаны их длительным осуществлением». В статье 6 устанавливается внешняя граница территориального моря как «линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря».

Данные положения были перенесены в Конвенцию по морскому праву 1982 года (см. 4–7). Конвенции 1958 и 1982 годов определяют острова как естественные участки суши, окруженные водой, которые находится выше уровня воды при приливе (ст. 10 и 121 соответственно). Территориальные моря островов определяются в соответствии с вышеуказанными положениями.

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

Вопрос о делимитации территориального моря архипелагов не удалось урегулировать на Конференции 1958 года. В соответствии с Конвенцией 1982 года для государств-архипелагов вводится отдельный правовой режим. Такие государства имеют право на территориальное море (ст. 48), которое определяется согласно требованиями ст. 47, предусматривающей возможность проводить «прямые архипелажные исходные линии, соединяющие наиболее выдающиеся в море точки наиболее отдаленных островов и осыхающих рифов». В отдельных положениях указанной Конвенции уделяется внимание рифам (ст. 6), внутренним водам (ст. 8), устьям рек (ст. 9), заливам (ст. 10), портам (ст. 11), рейдам (ст. 12) и осыхающим при отливе возвышениям (ст. 13).

В отношении делимитации территориального моря между государствами с противолежащими и смежными побережьями обе конвенции предусматривают, что при отсутствии соглашений между ними ни одно государство не имеет права распространять свое территориальное море за срединную линию, каждая точка которой является равноотстоящей от ближайших точек исходной линии, от которых отмеряется ширина территориального моря каждого из этих двух государств. Однако эти положения не применяются в тех случаях, когда в силу исторических сложившихся правовых оснований или иных обстоятельств возникает необходимость провести разграничение территориального моря иным образом (ст. 12 Конвенции 1958 года и ст. 15 Конвенции 1982 года).

Полномочия государств в отношении территориального моря.

Прибрежные государства претендуют на властные полномочия над территориальным морем, квалифицируемые, как правило, как суверенные, которые прежде всего охватывают право ограничивать или регулировать прохождение иностранных судов, право устанавливать и обеспечивать порядок ведения практически всех видов деятельности в данном районе и право на исключительную эксплуатацию ресурсов. Противоположное требование, выдвигаемое от имени мирового сообщества, обычно выражается в виде права на мирный проход или права на использование международных водных путей. Морское право стареется найти разумный баланс между соответствующими интересами прибрежного государства и потребностями международного судоходства.

Полномочия государств над иностранными судами подчиняются праву мирного прохода. Это право, основанное на обычном праве и признанное большинством специалистов международного права, остается в силе и в настоящее время. Оно подкрепляется решением Международного суда по делу о проливе Корфу, где Суд предписал территориальному государству не допускать использование своих вод таким образом, которым может причинить ущерб интересам других государств, и сообщать в интересах судоходства в целом о существовании любых опасностей для навигации, о которых известно.

Данные нормы были включены в Конвенцию 1958 года о территориальном море (ст. 14). Вместе с тем положения Конвенции были слишком общими и оставляли на усмотрение прибрежных государств большую свободу действий. С расширением границ территориального моря до 12 миль возникла необходимость сформулировать более четкие определения как права мирного прохода, так и суверенных полномочий прибрежного государства в отношении регулирования такого прохода способных согласовать потребности прибрежного государства с интересами международного судоходства. Действующие в настоящее время нормы были уточнены и согласованны на ЮНКЛОС III.

В Конвенции 1982 года приводится более четкое определение условий, при которых прибрежное государство не может отказать в праве на мирный проход, и содержится перечень вопросов, в отношении которых прибрежное государство может принимать имеющие обязательный характер законы и правила для судов, осуществляющих право на мирный проход, например: регулирование движения судов, установление морских коридоров и предписание схем разделения движения, защита сооружений и установок и т. (ст. 1, 22, 25).

Особенно важным значением обладают положения, касающиеся власти прибрежного государства устанавливать и обеспечивать исполнение законов о предотвращении загрязнения морской среды, которые также могут применяться к иностранным судам, осуществляющим право мирного прохода. Однако такая власть подчиняется двум условиям: во-первых, законы прибрежных государств могут не применяться к проектированию, конструкции, комплектованию экипажа или оборудованию иностранных судов, если только они не вводят в действие общепринятые международные нормы и стандарты (статья 21. Во-вторых, прибрежное государство не должно предъявлять каких-либо требований к иностранным судам, которые на практике лишают или нарушают их право мирного прохода или приводят к дискриминации по форме или по существу судов отдельных государств (ст. 24). Прибрежные государства также обладают исключительным правом регулировать, разрешать и проводить морские научные исследования в своем территориальном море. Другие государства могут проводить подобные исследования только с выраженного согласия прибрежного государства и на установленных им условиях (ст. 245).

Еще одна проблема, обсуждавшаяся в ходе ЮНКЛОС III, заключалась в предложении обусловить право мирного прохода военных судов в территориальном море требованием получения предварительным разрешением или, по крайней мере, направления предварительным уведомлением прибрежного государства. Конвенция 1982 года, так же, как Конвенция 1958 года, опускает это требование и в отношении мирного прохода не содержит каких-либо различий между военными и торговыми судами. Данный вопрос продолжает регулироваться обычным правом, хотя среди государств существуют различные мнения относительно его точного содержания; большинство, по-видимому, выступает за необходимость предварительного уведомления или разрешения.

С расширением территориального моря до 12 миль на большое число проливов, используемых для международного судоходства, распространилось действие режима территориального моря прилегающих государств. Кроме того, полномочия, предоставляемые прибрежным государствам в соответствии с новым режимом проливов, значительно ухудшали свободу передвижения военно-морских и военно-воздушных сил основных морских держав. Эти державы, неудовлетворенные обычным правом мирного прохода, в качестве цены за признание расширения территориального моря в 12 миль потребовали права свободного и беспрепятственного прохода, соответствующего режиму открытого моря. В качестве компромиссного варианта в Конвенцию 1982 года (часть III) была включена концепция «транзитного прохода», то есть свободы судоходства, подразумевающей, что подводные лодки в отличие от режима мирного прохода не обязательно должны следовать на поверхности, и свободы пролета «единственно с целью непрерывного и быстрого транзита через пролив» (ст. 38).

В Конвенции 1982 года также излагаются применимые к иностранным судам правила, касающиеся осуществления прибрежным государством уголовной и гражданской юрисдикции в пределах своего территориального моря (ст. 27 и 28).

Существует общее согласие о том, что компетенция прибрежного государства в отношении своего территориального моря включает право исключительного контроля над всеми его ресурсами, в особенности над рыбными, имеющими в настоящее время важное значение. Этот консенсус подтверждается многочисленными правовыми документами, включая две вышеупомянутые конвенции по морскому праву.

Современное правовое положение.

В целом правовой режим территориального моря в соответствии с положениями Конвенции 1982 года принципиально не отличается от правового режима Конвенции 1958 года, за исключением того, что были добавлены некоторые новые компоненты. Максимальная ширина территориального моря была установлена равной 12-ти морским милям. К положениям, касающимся исходной линии, добавлены некоторые новые элементы. Кроме того, более детально проработаны и изложены положения, касающиеся содержания права мирного прохода, регулятивных прав прибрежного государства и обязанностей государства флага в отношении мирного прохода. В новой Конвенции отдельно оговаривается правовой режим международных проливов, а также архипелажных вод. Также существуют различия в порядках осуществления таможенной и налоговой юрисдикции над морскими сооружениями и в правах, связанных с прилегающей зоной.

Актуальные правовые проблемы.

Действующее морское право отражает сбалансированный компромисс интересов прибрежных государств и интересов других государств в отношении полномочий над территориальным морем. Несмотря на предусмотренные в Конвенции 1982 гола балансы и гарантии, в будущем могут возникнуть споры, например, по степени дискреции прибрежных государств при определении имеет или нет конкретный проход мирный характер. Некоторые положения Конвенции содержат ссылки на национальные законы и правила (см. 21), что оставляет место для будущих разногласий. Большое число споров может возникнуть по вопросам делимитации границ между соседними государствами, урегулирование которых по выбору конкретной стороны может осуществляться в обязательном порядке. В некоторых кругах продолжают оставаться сомнения, должны ли военные суда подчиняться традиционным требованиям о необходимости предварительного уведомления или получения разрешения. Могут также возникнуть конфликты в отношении эксплуатации судов с ядерными двигателями и судов, перевозящих ядерные и другие опасные или ядовитые по своей природе вещества. Проблемы, касающиеся границ территориальных вод в замерзших морях, по большей части остаются не решенными.

Претензии на расширение 2001 годаПравить

20 декабря 2001 года Россия подала официальное представление в Комиссию ООН по границам континентального шельфа в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву (статья 76, пункт 8). В документе предлагается создать новые внешние границы континентального шельфа России за предыдущими рамками 200-мильной зоны (370 км), но в пределах арктического сектора России. Заявлялись территориальные претензии на бо́льшую часть Арктики в секторе России вплоть до Северного полюса. Одним из аргументов было утверждение, что восточная часть хребта Ломоносова, подводного горного хребта, простирающегося через Полярный бассейн, и хребет Менделеева являются продолжением Евразийского континента. В 2002 году Комиссия ООН попросила Россию предоставить дополнительные научные доказательства в поддержку своих требований.

Дополнительные исследованияПравить

В июне 2007 года группа из 50 русских учёных вернулась из шестинедельной экспедиции с известием, что хребет Ломоносова связан с территорией Российской Федерацией, поддержав тем самым претензии России на нефть и газ, которыми богат треугольник. На территории содержится 10 млрд тонн газа и нефти, утверждают учёные. Президент России Владимир Путин затем использовал эту информацию, чтобы вновь заявить о претензии России 2001 года.

2 августа 2007 года русские исследователи погрузили с помощью подводного аппарата национальный флаг на морское дно Северного полюса в символической поддержке претензий 2001 года. Механическая рука установила специальный не подверженный коррозии титановый флаг на дне Северного Ледовитого океана на глубине 4261 метр (13 980 футов).

Международная реакцияПравить

В ответ на установку Россией национального флага на морском дне на Северном полюсе заместитель официального представителя Госдепартамента США Том Кейси заявил:

Не знаю, что они оставили на дне океана — металлический флаг, резиновый флаг, простыню. В любом случае никакого правового значения или эффекта для их претензий это иметь не будет.

I’m not sure of whether they’ve put a metal flag, a rubber flag or a bed sheet on the ocean floor. Either way, it doesn’t have any legal standing or effect on this claim.

Министр национальной обороны Канады Питер Маккей выразился так:

Это не XV век. Вы не можете проехаться по миру, просто поставить свои флаги и сказать: «Мы претендуем на эту территорию».

This isn’t the 15th century. You can’t go around the world and just plant flags and say ‘We’re claiming this territory

В ответ на эти слова министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал:

Меня искренне удивило заявление канадского коллеги о том, что кто-то разбрасывается флагами. Никто флагами не разбрасывается. Так делали все первооткрыватели. Когда исследователи достигают какой-то точки, которая никем не исследована, оставляют флаги. Так было и на Луне, между прочим.

Результаты исследованийПравить

20 сентября получены предварительные данные анализа модели земной коры по профилю «Арктика-2007», которые позволяют подтвердить тот факт, что структура коры хребта Ломоносова соответствует мировым аналогам континентальной коры, а значит, является частью прилегающего континентального шельфа Российской Федерации.

Заявка в комиссию ООН 2015 годаПравить

В настоящее время на российском арктическом шельфе имеется только один действующий проект по добыче нефти. Это Приразломное месторождение в Печорском море (прибрежное море в юго-восточной части Баренцева моря, между островами Колгуев и Вайгач). Месторождение открыто в 1989 году и содержит более 70 млн т извлекаемых запасов нефти.

Континентальный шельф Охотского моряПравить

  • Федеральный закон от 30.11.1995 № 187-ФЗ (ред. от 02.05.2015) «О континентальном шельфе Российской Федерации». Дата обращения: 1 сентября 2015. Архивировано 23 сентября 2015 года.
  • Моря России Архивная копия от 23 сентября 2015 на Wayback Machine // Всемирный фонд дикой природы (WWF)
  • Таблица заявок Архивная копия от 5 марта 2016 на Wayback Machine на сайте российской программы Международного полярного года
  • Сообщение на сайте Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации (недоступная ссылка). Дата обращения: 6 августа 2013. Архивировано 5 августа 2012 года.
  • Минприроды завершило исследования для расширения границ России в Арктике. РИА Новости (4 сентября 2019). Дата обращения: 18 октября 2019. Архивировано 18 октября 2019 года.
  • Российская Арктика стала больше на 1,2 миллиона квадратных километров. Дата обращения: 7 февраля 2021. Архивировано 17 ноября 2020 года.
  • Григоренко Ю. Н., Маргулис Е. А., Новиков Ю. Н., Соболев В. С. Морская база углеводородного сырья России и перспективы её освоения Архивная копия от 15 апреля 2017 на Wayback Machine // Нефтегазовая геология. Теория и практика. 2007 (2)
  • Пресс-релиз: Отгружена первая нефть арктического шельфа России. Дата обращения: 16 января 2015. Архивировано 11 ноября 2014 года.
  • Пресс-релиз На Приразломном месторождении в 2014 году добыто 300 тыс. тонн нефти (недоступная ссылка). Дата обращения: 16 января 2015. Архивировано 23 января 2015 года.
  • Пересмотренное частичное представление Российской Федерации в Комиссию по границам континентального шельфа в отношении континентального шельфа в Охотском море. Часть 1. Резюме. 2013.. Дата обращения: 23 января 2019. Архивировано 23 ноября 2018 года.
  • Комиссия ООН включила анклав в Охотском море в состав российского континентального шельфа Архивная копия от 28 марта 2019 на Wayback Machine / Новости ООН. 14 марта 2014.

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 15 апреля 2022 года; проверки требует 1 правка.

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

Современные континентальные шельфы

Права на шельфПравить

Конвенция ООН по морскому праву от 1982 года предоставляет прибрежным государствам право контроля над континентальным морским шельфом (морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориальных вод государства). Для реализации этого права стране необходимо подать заявку в специальный международный орган — Комиссию ООН по границам континентального шельфа.

В настоящее время рядом стран ведется борьба за арктический шельф. Наиболее активными участниками этой борьбы являются с одной стороны Канада и США, с другой — Российская Федерация.

В августе 2015 года Россия направила в комиссию ООН повторную заявку на расширение границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане на 1,2 миллиона квадратных километров для присоединения хребта Ломоносова и других участков морского дна, в том числе поднятия Менделеева, котловины Подводников, южной оконечности хребта Гаккеля и зоны Северного полюса.

В 2019 году подкомиссия ООН признала геологическую принадлежность части территорий Арктики, площадью 1,2 миллиона кв. км, к продолжению континентального шельфа России. Речь идёт о шельфе российских арктических окраинных морей, части Евразийского бассейна (котловины Нансена и Амундсена и хребет Гаккеля) и центральной части Амеразийского бассейна, которая включает в себя котловину Макарова и комплекс Центрально-Арктических подводных поднятий.

Добыча шельфовой нефтиПравить

На шельфе Балтийского моря, около побережья Калининградской области добывается нефть, на шельфе Каспийского моря — нефть, газ и другие полезные ископаемые, у берегов Сахалина добывается нефть и газ.

  • ШЕЛЬФ. bigenc.ru. Большая российская энциклопедия – электронная версия. Дата обращения: 3 января 2021. Архивировано 9 мая 2021 года.
  • Щукин И. С. Материковая отмель или шельф // Общая геоморфология. Т. 3. М.: МГУ, 1974. С. 299—300.
  • Конвенция ООН по морскому праву. Статьи 46-84 Архивная копия от 5 февраля 2018 на Wayback Machine.
  • США и Канада оспаривают границы российского континентального шельфа в Арктике (недоступная ссылка). Дата обращения: 30 июля 2010. Архивировано 24 июля 2011 года.
  • Пресс-релиз: На Приразломном месторождении добыт миллионный баррель нефти. Дата обращения: 2 декабря 2014. Архивировано 29 октября 2014 года.
  • Пресс-релиз: Отгружена первая нефть арктического шельфа России. Дата обращения: 2 декабря 2014. Архивировано 11 ноября 2014 года.

Китай обвинил эсминец ВМС США во вторжении в территориальные воды страны

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

Эсминец USS Benford

Американский ракетный эсминец Benford незаконно вошел в территориальные воды Китая возле архипелага Сиша (Парасельские острова), заявил официальный представитель Южной зоны боевого командования Народно-освободительной армии Китая (НОАК) Тянь Цзюньли, сообщает китайское Минобороны.

«13 июля ракетный эсминец USS Benford незаконно вошел в территориальные воды Китая у Сиша, не получив разрешения китайского правительства», — сказано в сообщении.

Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

По словам Тянь Цзюньли, морские и воздушные силы НОАК сопровождали корабль и отслеживали его перемещение, а также предупредили его экипаж, что эсминец должен покинуть этот район. Минобороны Китая обвинило американских военных в «серьезном нарушении суверенитета и безопасности Китая» нанесении «серьезного ущерба миру и стабильности в регионе Южно-Китайского моря» и нарушении «принципов международного права и норм международных отношений».

Представитель ведомства добавил, что дислоцированные в окрестностях островов китайские войска всегда находятся в состоянии повышенной боевой готовности и «решительно защищают национальный суверенитет и безопасность, мир и стабильность в Южно-Китайском море».

Принадлежность Парасельских островов, которые расположены к юго-востоку от основной территории материкового Китая, оспаривают КНР и Вьетнам. Кроме них частичные или полные претензии на эти территории предъявляют Бруней, Малайзия, Тайвань и Филиппины. США де-факто поддерживают Тайвань, хотя официально не признают его независимость. Американские эсминцы регулярно патрулируют акваторию около островов, а Китай выражает свое недовольство по этому поводу.

Историческое развитие правовых норм.

Хотя концепция прилежащей зоны не имела широкого распространения до 1920–1930 годов, свое начало она берет в законах о лавировании («Hovering Acts»), принятых Великобританией для защиты от иностранных судов, занимающихся контрабандой и плавающих на расстоянии до восьми морских лиг (т. 24-х морских миль) от берега. Эти законы продолжали действовать с начала 1700-х годов до своей отмены согласно Таможенному акту («Customs Consolidation Act») 1876 года. Однако захват французского судна «Петит Жюль» в 1850 году, который находился в 23 милях от острова Уайт, был последним случаем, когда против иностранного судна были применены законы о лавировании за пределами морской лиги. Компетентные власти решили, что арест данного судна нарушает международное право и захваченные члены экипажа были выпущены на свободу. После этого в Великобритании стало применяться правило трех миль с двумя исключениями: доктрины подразумеваемого присутствия и доктрины преследования по горячим следам. В соответствии с первой доктриной судно, находящееся за пределами территориальных вод, но осуществляющее сообщение с берегом посредством шлюпок, рассматривается как находящееся во внутренних водах прибрежного государств. Доктрина о преследовании по горячим следам разрешает преследование и арест в открытом море иностранного судна, обнаруженного в территориальном море прибрежного государства, если имеются основания считать, что судно нарушило законы и правила этого государства. Эти доктрины применяются и в настоящее время.

Подход, принятый в Великобритании, нашел поддержку и в других государствах, некоторых из которых установили разные зоны юрисдикции. Таким образом, во Франции на ряду с трехмильной зоной для рыбного промысла и общего полицейского надзора была установлена шестимильная нейтральная зона и 20-мильная таможенная зона. Аналогичный путем пошла и Греция. Например, в греческом законе 1913 года предусматривалось, что на расстоянии до десяти миль от побережья может быть запрещено передвижение или стоянка на якоре греческих или иностранных торговых судов, если это отвечает интересам национальной безопасности. В 1914 году в Греции вступил в силу еще один закон, устанавливающий шестимильную зону безопасности.

Отдельные государства приняли на вооружение практику, весьма схожую с концепцией прилежащей зоны в том виде, в каком она существует в настоящее время. Эти государства, в число которых входил ряд латиноамериканских стран, устанавливали ширину территориальных вод в одну морскую лигу, за которыми еще на еще на расстояние в три морские лиги простиралась вторая зона, где государство имело право вести полицейский надзор исключительно с целью таможенного контроля и обеспечения безопасности. Один из наиболее противоречивых законов был введен в действие в США – Тарифный акт 1922 года, в соответствии с которым предусматривалось, что иностранные суда, находящиеся в пределах 12 миль от побережья США, должны подчиняться его законам, касающимся запрета на алкоголь.

Таким образом, когда в 1930 году собралась Гаагская конференция по кодификации международного права, существовала три основных подхода к юрисдикции прибрежного государства за пределами трехмильной зоны. Многие страны отвергали право юрисдикции сверх этого предела, за исключением случаев, предусмотренных договором, или в рамках доктрин подразумеваемого присутствия и преследования по горячим следам. В данную группу входили Великобритания, Австралия, Дания, Нидерланды, Швеция и Япония, о чем свидетельствуют их отчеты на секционных заседаниях Конференции. Как уже указывалось, другие страны придерживались иных точек зрения: некоторые требовали за пределами территориального моря установить прилежащую зону, другие – несколько различных зон.

Идея прилежащей зоны была представлена на гамбургской сессии Института ЮНЕСКО в 1891 году французским адвокатом Л. Рено, которого, похоже, вдохновили работы великого русского юриста Ф. Мартенса. Позиция Института оказала влияние на другие научные общества, такие как Американское общество международного права, которое в 1927 году предложило признать право государств устанавливать прилежащие зоны. Тем не менее, хотя к данному вопросу проявлялся значительный интерес в подготовительных работах и на самой Гаагской конференции, достичь согласия относительно каких-либо положений, касающихся прилежащей зоны, на Конференции не удалось.

В период между 1930 и 1958 годами (когда в Женеве была проведена Первая Конференция ООН по морскому праву, ЮНКЛОС I), практика государств по-прежнему существенно различалась. Часть государств, в том числе Великобритания, отказывались признавать претензии на прилежащую зону, однако, число государств, поддерживающих такие требования, становилось все больше. Многие государства предъявляли права на таможенные зоны и зоны безопасности, а иногда и санитарные зоны, расположенные на примыкающей к их территориальному морю части открытого моря. Претензии в отношении рыболовных зон, иногда имевшие обширный характер, также стали обычным явлением, и сложно сказать, чем эти зоны отличались по своему юридическому характеру от других зон. Тем не менее, следует отметить, что Г. Гидель придерживался иной точки зрения, пологая, что рыболовные зоны могут устанавливаться только на основе договора, он признавал законность односторонних требований к прилежим зонам для таможенных, санитарных, навигационных целей и целей безопасности.

Необходимость контроля рыбопромысловой деятельности сделала целесообразным отдельный подхода к ее упорядочиванию на Женевской конференции по территориальному морю и прилежащей зоне в 1958 году. Данная конференция в конечном итоге достигла соглашения о создании прилежащей зоны (Конвенция о территориальном море и прилегающей зоне 1958 года, ст. 1), в которой прибрежное государство может осуществлять контроль, необходимый:

  • для недопущения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных правил в пределах его территории или территориального моря;
  • для наказания за нарушение вышеупомянутых правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря.

Хотя существует различные мнения относительно значения вышеуказанного положения, статья 33. 1 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года практически полностью его воспроизводит. Ни в одном из этих положений не упоминается о зонах безопасности.

Современное правовое положение.

Всегда считалось, что ширина территориального моря и прилежащей зоны должны отмеряться от одной и той же исходной линии. Данное правило подтверждается как практикой государств, так и положениями ст. 2 Конвенции о территориальном море и ст. 2 Конвенции по морскому праву 1982 года. В первой конвенции говорится, что прилежащая зона не может распространяться за пределы 12 миль от исходной линии. В статье 24. 3 Конвенции о территориальном море предусматривается, что, в том случае, когда берега двух государств расположены один против другого или примыкают друг к другу, прилежащая зона не может выходить за срединную линию, равноудаленную от исходных линий побережья этих государств. Соответствующее положение отсутствует в Конвенции о морском праве 1982 года. В таких случаях производится делимитация исключительной экономической зоны. Однако, когда одно или оба государства не претендуют на исключительную экономическую зону, могут возникать затруднения.

Следует напомнить, что на конференциях 1958 и 1960 годов (Конференциях по морскому праву) соглашение о ширине территориального моря достичь не удалось. Это привело к значительным расхождениям в практике государств, касающейся регулирования прилежащей зоны. Например, некоторые государства устанавливали только 12-мильное территориальное море, но без прилежащей зоны.

Существуют значительные разногласия относительно правового статуса прилежащей зоны. С точки зрения многих авторов, в то время как прибрежное государство обладает суверенными правами или, по крайней мере, законодательной и исполнительной юрисдикций в территориальном море, государство имеет право осуществлять контроль или исполнительную юрисдикцию в прилежащей зоне только на основании двух вышеупомянутых положений договора. Таким образом, утверждается, что правовые меры могут приниматься только в отношении преступлений, совершенных на территории или в территориальном море государства, но не в отношении каких-либо правонарушений, имевших место в пределах прилежащей зоны. Такое толкование представляется приемлемым и, возможно, предпочтительным в контексте текстовой экзегетики, но можно смело утверждать, что оно не соответствует намерениям большинства государств на Женевской конференции 1958 года, о чем свидетельствуют подготовительные материалы. Более того, такой узкий взгляд не соответствует более ранней практике и доктрине государств.

К сожалению, из-за того, что после принятия Женевской конвенции 1958 года практика государств продолжала существенно расходиться, решить сомнения в отношении значения статьи 24, обращаясь к этой практике, было невозможно. Некоторые государства, такие как Великобритания, заявили, что не имеют прилежащей зоны, в то время как другие, такие как Португалия (закон № 2130 от 1966 года, основание 3), Бразилия (декрет-закон 44, 1966, ст. 2) и Югославия (закон от 22 мая 1965 года, ст. 19), практически скопировали формулировку статьи 24. Законодательство некоторых других государств, таких как Дания (Таможенный акт 1959 года и Таможенный акт 1972 года), удовлетворяло положениям статьи 24. Однако значительное число других государств выдвигали претензии, не соответствующие этим положениям, в частности принимались нормы, расширяющие сферу охвата, путем включения права осуществления контроля в интересах национальной безопасности; так поступила, например, Саудовская Аравия (Королевский указ 1958 года, ст. Кроме того, ряд государств заявили об установлении в расширенных морских зонах исполнительной и законодательной юрисдикции для определенных целей.

Решение изложенных выше вопросов не удалось достичь и на ЮНКЛОС III (1973-1982 годы). Статья 33 Конвенции по морскому праву 1982 года устанавливает предел внешней гарнцы прилежащей зоны – 24 морские мили от исходной линии, но данное в ней определение зоны почти полностью повторяет текст статьи 24 Женевской конвенции 1958 года. Несмотря на разногласия, появившиеся в отношении последнего положения, попытки прояснить предусмотренный статьей 33 характер юрисдикции не предпринимались. Некоторые из внутригосударственных законов, принятых на основании Женевской конференции 1958 года, остаются в силе, однако ряд государств, например Мальта, в отношении 24-мильной прилежащей зонах выдвинули собственные претензии. Другие государства, такие как Индия (Закон о территориальных водах, континентальном шельфе, исключительной экономической зоне и других морских зонах 1976 года, ст. 5), Пакистан (Закон о территориальных водах и морских зонах 1976 года, ст. 4) и Южный Йемен (Закон № 45, 1976, ст. 11 и 12), заявили о 24-мильных зонах, в которых наряду с юрисдикцией по таможенным, фискальным, иммиграционным и санитарным вопросами устанавливается юрисдикция по вопросам национальной безопасности. Третьи, такие как Мадагаскар (указ № 85-013 1985 года, ст. 3) и Вануату (Новые Гебриды) (Закон № 23 о морских зонах от 1981 года, ст. 7), в соответствии с тенденцией, упомянутой в конце предыдущего абзаца, приняли законодательные акты, позволяющие им в прилежащей зоне осуществлять исполнительную и законодательную юрисдикцию.

Существует мнение, что, независимо от правовой позиции, установленной двумя положениями договора, международное обычное право разрешает исполнительную и законодательную юрисдикцию, а также, возможно, и юрисдикцию по вопросам национальной безопасности. Поддержку такого мнения можно найти в решении окружного суда США в спорном деле США против Taiyo Maru (1974). Это дело касалось японского рыболовного судна, которое следовало в девятимильной зоне, примыкающей к американскому трехмильному территориальному морю. Окружной суд постановил, что статья 24 Конвенции о территориальном море имеет разрешительный характер и не является исчерпывающей, и что юрисдикция в прилежащей зоне, включая, исполнительную и законодательную юрисдикцию, может осуществляться в том числе и в отношении вопросов, не упомянутых в статье 24.

Актуальные правовые проблемы.

Относительно прилежащей зоны существует ряд сложных вопросов. Высказывалось предположение о том, что, поскольку в соответствии с Конвенцией о морском праве 1982 года прилежащая зона больше не является частью открытого моря, а находится в пределах исключительной экономической зоны, возможные сомнения в отношении юрисдикции прибрежного государства снимаются (Р. Черчилль и А. Лоу). Авторы отмечают, что статья 59 Конвенции 1982 года предусматривает, что при возникновении конфликта по поводу претензии прибрежного государства на юрисдикционные права, которые прямо не предоставляются согласно Конвенции, конфликт следует разрешить на основе справедливости и в свете всех относящихся к делу обстоятельств, с учетом интересов каждой из сторон, а также международного сообщества в целом (см. Справедливость в международном праве). Конвенция разрешает государствам объявлять исключительную экономическую зону, которая не является частью открытого моря. Однако государства не обязаны устанавливать такую зону. Кроме того, не совсем ясно, является ли статья 59, касающаяся урегулирования споров в отношении юрисдикционных прав, нормой международного обычного права.

Несмотря на возможные трудности, очевидно, что прилежащая зона будет уделяться все больше внимания. В связи с расширением прилежащей зоны до 24 миль, учитывая, что согласно статье 3 Конвенции 1982 года, максимальный предел территориальных вод составляет 12 миль, гораздо большее число государств решает объявить о своей прилежащей зоне. Кроме того, следует отметить, что статья 303. 2 Конвенции 1982 года предоставляет прибрежным государствам исключительную юрисдикцию в отношении археологических и исторических объектов, найденных в прилежащей зоне. Это новое положение в некоторых случаях может сыграть решающую роль.

Ответ или решение1

Государственная территория — это часть поверхности Земли, на которую распространяется власть государства. Она объединяет воздушное пространство, принадлежащие государству территориальные воды (16 морских миль, 22,2 км), в том числе внутренние воды, и недра с их ресурсами под поверхностью суши и под акваторией. 200-мильная (370 км) экономическая зона за пределами территориальных вод.

Как написать хороший ответ?Как написать хороший ответ?

  • Копировать с других сайтов запрещено. Стикеры и подарки за такие ответы не начисляются. Используй свои знания. 🙂
  • Публикуются только развернутые объяснения. Ответ не может быть меньше 50 символов!

Континентальный шельф Российской Федерации (далее – континентальный шельф ) включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориального моря Российской Федерации (далее – территориальное море) на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы

Глубина над бровкой обычно составляет 100—200 метров (но в некоторых случаях может достигать 500—1500 м, например, в южной части Охотского моря или бровка Новозеландского материкового шельфа )

Российская Федерация, осуществляя суверенные права и юрисдикцию на континентальном шельфе , не препятствует осуществлению судоходства, иных прав и свобод других государств, признаваемых в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.